Патефон дяди Павлуши. Челюскинцы

Патефон дяди Павлуши

Патефон дяди Павлуши. Челюскинцы

В очередной как в первый раз прослушал историю про льдину. Это в связи с осенним похолоданием и шуточками, что бабушка изображает из себя закутанного челюскинца. (Я вот наслаждаюсь последним теплом и обливаниями, где похолодание-то.) Так вот, Отто Юльевич Шмидт собрал экспедицию открывать нужнейший стране Северный морской путь и в его конце вмерз в льдину. На льдине было совершенно нечего делать, там было только два развлечения: между палатками ходил с беседами Шмидт, ученый и прекрасный рассказчик, а вечером все собрались в палатку дяди Павлуши, который взял с собой в экспедицию патефон. И еще неизвестно, кто внёс больший вклад в спасение команды «Челюскина», Шмидт или дядя Павлуша. К слову, командир корабля был капитан Воронин.

«Дядя Павлуша» он потому, что действительно моей бабушке дядя, муж сестры мамы. Правда, сам он про патефон не рассказывал, из скромности, наверно. Это мы узнали из воспоминаний Кренкеля, радиста.

Тот же Кренкель отправился потом открывать Северный полюс с Папаниным. Дядю Павлушу уже не взяли, точнее, взяли, но не туда, а куда многих в 37-м. Поэтому патефона у них не было. А Папанин не был ни учёным, ни рассказчиком, а был партийным вождем, и из развлечений были только партийные собрания. Там обсуждались телеграммы из Москвы, которые принимал и расшифровывал беспартийный радист Кренкель, которого на время собраний выгоняли из единственной палатки на мороз. Народ конечно выжил, но слегка озверел. Любимым занятием Папанина было собирать и разбирать свой пистолет. На обратном пути Кренкель подбросил к разобранному пистолету лишний винтик, и Папанин приехал в Москву близким к сумасшествию и самоубийству, пытаясь понять, где он ошибся. А вы говорите, патефон.

Вообще, Шмидт был широкий человек, взял в неизведанный Ледовитый океан не только гидрографа Павлушу Хмызникова с патефоном, но и женщину с пятилетним ребенком и беременную женщину, мол, незаменимые специалисты. И зимовали они на Чукотке с новорожденным ребенком. А вот Папанин не был никаким специалистом, просто парторг, и в итоге чуть не самоубился. Мораль: повышаем свою профессиональную компетенцию, ну и не забываем патефон.

Что это за дерево?

Давно и очень сильно хотел узнать название этой вкусняшки. Дерево, ствол похож на сливу - тонкий, несколько штук из корня. Ягоды сине-фиолетовые, внешне похожие на вытянутую черную смородину. Сладкие. В детстве это называли "шелковкой", но хотелось бы знать взрослое название. На фотках "шелковка" переплелась со сливой.


20150809_174138




20150809_174152

«Бессмертный полк». Фотография в военной форме

«Бессмертный полк». Фотография в военной форме.

Тут люди собирают военные фотографии своих предков для затева «Бессмертный полк». И я спросил у бабушки, есть ли фотография прабабушки (ВЛ) - военврача в годы Великой Отечественной - в военной форме. Оказалось, что нет, да и не любила ВЛ военную форму, но в связи с этим в очередной раз была воспомянута страница из любимой семейной истории.

Из блокадного Ленинграда ВЛ эвакуировалась с детьми и с диагнозом «полное истощение» (врач даже не стал смотреть при обходе, махнув рукой, но у пациента были веские причины жить). После выписки из госпиталя ей выдали комплект военной формы - пилотку и трусы. Гуляя по Челябинску с дочкой (моей бабушкой) ВЛ встретила военкоменданта города, и между ними состоялся такой разговор о военной форме:

Комендант: - ВЛ, я вас очень уважаю, но если еще раз увижу без военной формы, мне придется посадить вас на гауптвахту!

ВЛ: - Если вы увидите меня в военной форме, вам придется посадить меня в психушку!

(Залп хохота,сейчас и, наверно, тогда.)

Lesnitzkaya_V.L.

Почта России. Обнять и плакать

Что ж вы делаете?! Весточка из деревни моего детства – сегодня почтальон на велосипеде, проезжающий 16 км каждый день в любую погоду и время года, получает 2000 зарплаты. Уточню, в месяц. Конечно же рублей.
А мне понадобилось отправить велосипед в другой город России. К кому идти? Первая мысль про Почту из детства. Прошу прощения за много слов, дальше по пунктам.

  1. Звоню в колл-центр, всё объясняю и уточняю. Да, говорят, мы сможем, 2000 рублей, только упаковывать будете сами. Хорошо, справимся.

  2. По пути на разборку велосипеда забежал в отделение Почты на площади Восстания. Мертвое царство, где томятся души редких клиентов. Вопрос как оправить велосипед воспринимается словно «как вы оперируете на мозге?» и сопровождается недобрым взглядом. Телефон колл-центра EMS Почты России не дают.

  3. Выхожу из Аида и звоню в колл-центр EMS. Говорят, конечно мы все можем. Заверните груз и отнесите в отделение ПР.

  4. Возвращаюсь в Аид и уточняю, примут ли они посылку. Нет. Только не мы. Вот если на главпочтамт или хотя бы в 33-е отделение, где есть посылочный сервис. Ладно, доедем. Где тут такси…

  5. Приезжаю в 33-е. Показываю  коробку. Приемщик говорит, нет, принимать это он не будет, потому что у него даже таких мешков нет. Возразить нечего. Говорит, лучше воспользоваться другим перевозчиком, клиенты мне подсказывают кем. Но дело в субботу, и другие уже закрылись.

  6. Я еще раз звоню в колл-центр. Если вес и максимальный габаритный размер соответствуют, то должны принять. В это время приходит другой сотрудник почты, говорит, что нужен не мешок, а какая-то лента.

  7. Мне предоставляется привилегия заполнить объемный бланк, сильно нажимая, чтобы получить 4 копии. И самому найти свой индекс в справочнике, потеряв при этом очередь. Всё происходит как замедленном кино. При введении данных в компьютер оказывается, что по СУММЕ измерений велосипед никуда не поедет. Приемщик с достоинством несет свою правоту. Можно было бы еще раз позвонить в колл-центр и поблагодарить, но я позвоню в такси и поеду домой.

В итоге 4 часа, 500 рублей упаковка и 700 такси.

Назавтра я отвез коробку в «Деловые линии», где за 10 минут товар приняли (передо мной было 5 посылок), еще за 10 оформили (причем пробили паспортные данные получателя по своим каналам!), попросили поставить одну подпись, и взяли 500 рублей за всё. И ещё кассир с менеджером наперебой объяснили, как срезать дорогу  через пути к Ладожскому вокзалу. «Осторожно, электрички» - добавили на последок. Вот это -  забота! «Деловые линии» могли бы забрать груз, упаковать и доставить всё вместе за 2000 рублей. Но я рад, что сам выбрался к ним, и посмотрел как люди РАБОТАЮТ. После общения с Почтой России  мне это было нужно.

Что в итоге. Жалко, что Почта России никакая не Почта России. Жалко, что одна из скреп нашей необъятной страны так относится  к своим сотрудникам-на-велосипедах и к клиентам-с-велосипедами. Жалко, что почтальоны в Питере работают так, будто делают вам одолжение. Жалко, но если есть возможность избежать обращения в ПР, надо так и  сделать. Хотелось бы, чтобы когда-нибудь в ПР победила честная, деревенская сторона. А пока это всё «обнять и плакать».

Только в молчании слово. Путина.

Все по инерции воюют за Крым. Повторить, развить, соединить сушей, или – отвоевать, отомстить и всё такое. Уже поделили и посчитали  «своих» и «чужих», и со «своими среди чужих» и «чужими среди своих» готовы поступить по законам военного времени – вывезти или подавить.  Но стоп. Ведь это люди, как вы и я.

Вот, например, я, в 2011 возмущался победой «Единой России», митинговал. Прошел от одобрения Навального, через недоумение (2012, его поддержка Пусси райот) и скепсис (2013, выборы мосгубера), до равнодушия (после Крыма). Если бы я-2011 встретился с собой-2014, мы могли бы и подраться при специально созданных условиях. Меня-2014 фиг разведешь. Я в чем-то изменился, и думаю не я один.
Могут ли измениться люди на Украине? Почему нет, они же люди.

Сейчас все говорят о мире на Украине, но, кажется, никто не верит, что мир возможен. Но если помолчать... Если киевская хунта (простите, моя оценка) выступает во всей своей «красе», а Россия продолжает давать Украине газ. Если запуганные люди покричат про российскую агрессию да перестанут. Когда донбассцы перевяжут раны и стиснут зубы. Если кто-то один молчит и думает обо всей Украине, а не о её кусках…  Тогда через один-два-три года мы можем увидеть изменившихся людей и такую Украину, которой бы Богдан Хмельницкий и Переяславская рада позавидовали. И получить для России не Юго-Восток, или Киев, или мятежную западенщину, а единую, мирную, прекрасную Украину.

Помните Джон Леннон пел: все говорят – Крым, Донецк, Луганск, вперед, назад, стоять, сливать, когда, никогда, бла-бла-бла, бла-бла-бла. А всё что мы говорим – is give peace a chance. Give peace a chance.